ffinoz

ffinoz 9 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Политсистема ПРБ. Технические средства борьбы с фальсификациями

Все уже позабыли про этот цикл, но всё-таки попробую продолжить.

При обсуждении фальсификаций выборов велико желание обвинить во всём «‎человеческий фактор»: дескать, недобросовестные члены УИК докидывают бюллетени куда не надо, и это надо прекратить. Конечно же, основная причина нарушений не в том, что «‎тётка из комиссии» решила «‎исправить» результаты голосования: решения принимают совсем другие люди. О том, как им в этом помешать, я уже говорил, когда речь заходила о формировании комиссий, и ещё буду говорить, когда доберусь, собственно, до государственного строя. Но сделать так, чтобы подсчёт голосов проходил немного честнее, всё-таки можно.

Самый простой и дешёвый способ — установить на всех участках прозрачные урны. Конечно, сами по себе никаких честных выборов они не обеспечат, зато подозрительно ровные пачки бюллетеней сразу будут бросаться в глаза наблюдателей. Жаль только, что из-за «‎ровных пачек» никто результаты по участку аннулировать не будет: чтобы были какие-то шансы, надо зафиксировать сам момент вброса.

В этом нам помогут видеокамеры, стоящие на участках. После протестов 2011-го власть решила «приоткрыть калитку политического процесса» и в числе прочего пообещала, что на президентских выборах 2012 года на всех УИК будет устроено видеонаблюдение. В короткие сроки оборудование закупили, Ростелеком его установил, настроил и организовал сайт, где все желающие могли наблюдать за ходом голосования на участках. А потом камеры «‎куда-то делись», и последующие региональные, а затем и федеральные кампании 2016 и 2018 годов проходили уже без тотального наблюдения: камеры по-прежнему ставят, но в меньшем числе.

Главная же проблема системы, реализованной в России, в фактической невозможности получить официальным путём запись с участка. В 2012 году записи свободно выдавались по заявлениям через портал госуслуг. Внимательные наблюдатели сразу же обнаружили массу нарушений, после чего лавочку оперативно прикрыли и больше не открывали: теперь доступ к архиву даётся только по запросу суда. Ну и как часто российский суд делает такие запросы, как думаете? В результате наблюдателям приходится исхищряться, окольными путями делая «‎пиратские» записи, никакой юридической силы не имеющие, но дающие картину о масштабе аномалий.

Непосредственно процедуру подсчёта тоже можно «‎оцифровать», для этого есть сразу два механизма. Первый — комплексы обработки избирательных бюллетеней, сокращённо КОИБ. По сути это узкоспециализированный сканер, автоматически подсчитывающий загруженные в него бюллетени и сразу по окончанию голосования выдающий итоговый протокол. На отдельных участках по жеребьёвке, а также при возникновении спорной ситуации положен ручной пересчёт голосов. Если КОИБ вдруг сломался, естественно, ничто не мешает провести процедуру в «‎аналоговом» виде. Практически это может использоваться для фальсификаций: в начале дня можно «‎зафиксировать поломку», после чего спокойно накидать в урну (непрозрачную, замечу) кучу «‎правильно заполненных» бюллетеней: в работающий КОИБ бюллетени загружаются по одному, и «‎вбрасывающий» сразу привлекает внимание.

Впрочем, практика показывает, что в среднем на участках с КОИБ нарушений меньше, чем на участках без КОИБ. Правда, разница с каждым годом сокращается, потому что фальсификаторы научились искать «‎дыры» в электронном подсчёте. Помимо описанного выше ‎фокуса с «‎поломкой», прибегали также к подмене протокола на похожий по форме, но нарисованный по результатам: это активно использовалось в «‎третьем туре» выборов губернатора Приморья.

Более сложное устройство — комплекс электронного голосования (КЭГ). Подобный агрегат я показывал в посте об открытых списках: в Бразилии они давно вытеснили «‎аналоговые» урны с бюллетенями. Самая принципиальное отличие российских КЭГов — они не кнопочные, а сенсорные (поэтому в ходу ещё аббревиатура УСГ — устройство сенсорного голосования): избиратель не набирает номер кандидата на клавиатуре, а тыкает на нужную строку прямо на экране.

Однако опыт их использования в России скорее неудачный: их часто ставят в самые фальсифицирующие регионы, такие как Кузбасс или Татарстан. К приближению результатов голосования там к реальным это не приводит, потому что все те фокусы, которые я описывал для КОИБов, применимы и к КЭГам.

​* * *

В целом я за автоматизацию избирательного процесса. Очень большое число фальсификаций происходит при вводе данных с участков в ГАС «‎Выборы» в ТИКах. Их можно устранить очень простым шагом: ввести автоматическое внесение протокола с КОИБа в ГАС сразу по закрытии участка, минуя ТИК, для этого нужен всего лишь доступ в интернет. Печатная версия протокола в этом случае выполняет лишь справочную функцию, подтверждая корректность внесённых данных. Естественно, к подключению «‎электронных урн» к сети многие относятся со скепсисом, потому что через неё может прийти и «‎правильная версия» прошивки КОИБа, запрограммированная на «‎целевые показатели» администраторов. Как вариант, доступ в интернет можно включать только после закрытия участков (физически, вставляя кабель в LAN-разъём). Правда, для этого, возможно, придётся заменить сами КОИБы, но это как раз не проблема, когда речь встаёт о таком государственно важном вопросе, как чистота выборов.

От КЭГов я предлагаю пока отказаться, потому что если есть вопрос к начинке КОИБа, можно всегда инициировать ручной пересчёт, в то время как КЭГи представляют собой «‎чёрный ящик», доверие к которому зависит от доверия к организаторам выборов, которое на начальной фазе по умолчанию невысокое. А вот КОИБы предлагаю использовать максимально активно: в идеале ими должны быть оснащены все без исключения участки. Сложнее всего будет их совместить с потенциально гигантскими бюллетенями при выборах с открытыми списками. Тут может пригодиться раскритикованный украинский трафарет: он как раз хорошо сочетается с автоматическим распознаванием. Правда, нужно прописать и альтернативные варианты написания цифр, а то люди уже забыли, как писать почтовые индексы :)

Ещё один плюс активного использования КОИБов с выходом в сеть — возможность применять схемы выборов с непозволительно долгим «‎ручным» подсчётом, например, преференциальную: голоса избирателей со всех участков просто будут единовременно выгружены «‎в центр» и сразу же обработаны. Правда, всё может испортить поломка даже одного КОИБа (в преференциальной системе голоса считаются не отдельно по участкам, а все скопом), поэтому нужно продумать подстраховочные варианты. Например, использовать результаты КОИБ как «‎предварительные», после чего всё равно проводить ручной пересчёт в ОИК, который уже не изменит значительно результаты.

Что до видеокамер, то, во-первых, на федеральных кампаниях они должны устанавливаться на всех участках, кроме специальных: если в 2012 году могли, почему сейчас «‎техническая возможность» пропала? Во-вторых, доступ к записям должен быть максимально свободным: предлагаю даже не делать автоматическую выдачу по запросу, а просто открыть архив для всех желающих, дав возможность свободно просматривать и скачивать (!) записи в пределах установленного законом срока. Да, это может использоваться для контроля явки, но возможные выгоды значительно выше издержек. В-третьих, я бы закупил камеры с хорошими микрофонами, чтобы были чётко слышны переговоры членов комиссии и процедуры подсчёта. Но это, конечно, довольно затратно.

Следующая часть цикла — об элементах избирательной системы, ставших жертвами контрреформ 2000-х: межпартийных блоках, пороге явки и кандидате «‎против всех».

[прошлые части]

Прошлые части цикла:
Пропорциональная или мажоритарная система выборов?
Один или два тура на мажоритарных выборах?
Закон о партиях и субъекты выдвижения
Подписи или залог?
Процентный барьер
Открытые и закрытые списки, вписывание кандидатов в бюллетень
Гендерные квоты

Формирование избирательных комиссий
Досрочное и надомное голосование

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес